Главная

Кейнсианский сюрреализм: антимультипликатор в экономике США

05.12.2016

Максим Ханин

Из основ теории кейнсианской экономики, наверное, преобладающей на сегодняшний день, нам известно такое понятие как мультипликатор. Данный показатель отображает, насколько увеличивается национальный доход в результате первоначальных инвестиций. Эффектом мультипликатора называется изменение объема совокупных расходов, приведших к еще большему изменению ВВП. Однако данная зависимость носит нелинейный характер. Если инвестирование некоторой суммы денег приводит к удвоению национального дохода, то удвоение первоначальных инвестиций не увеличит отдачу соответственно. В нашем случае мультипликатор примет вид корневой функции, будет ветвью параболы. Классическая кейнсианская теория объясняет это ростом доли сбережений.

В 30-х годах в попытках осмыслить «Великую Депрессию» Джон Кейнс выступал за увеличение расходов государства и снижение налогов для стимуляции экономического роста. Таким образом, согласно Кейнсу, ответом на экономический спад должны быть экономические интервенции со стороны государства, будь то прямые государственные заказы, налоговые льготы, субсидии. Строительство американских дорог, а именно знаменитых хайвеев, через практику государственных заказов победило «Великую Депрессию», создав рабочие места. В этой связи стоило бы предположить, что текущий президент США, готовящийся уйти на покой, может являться ярым приверженцем этой модели, но это утверждение верно не в полной мере.

Действительно, прямые государственные заказы и целевые субсидии сейчас не самый популярный метод, особенно среди представителей ново-либерального крыла, пропагандирующих принципы свободной торговли и честной, совершенной конкуренции. Вместо этого был запущен экспериментальный «денежный вертолет», также известный как количественное смягчение, которое должно было стимулировать реальный сектор не напрямую, а через финансовый сектор путем выкупа государственных облигаций. Сейчас можно сказать, хотя это и не признается текущим правительством США, что количественное смягчение не привело к стимулированию инвестиций, а, скорее, позволило большим банкам, потерявшим деньги на спекуляциях на ипотечном рынке, вернуть часть своих денег. Вливание денег в реальный сектор, чтобы обеспечить рост реальной экономики, заменили на денежные инъекции в финансовый сектор, что породило рост фондовых рынков, номинальных показателей реального роста. Кейнсианский сюрреализм.

Вот новоизбранный президент Дональд Трамп – это классический кейнсианец. Его предвыборная экономическая программа предполагает новые вертолётные деньги, но на этот раз на развитие инфраструктуры (привет кейнсианским хайвеям), энергетической независимости США (речь идет о косвенном субсидировании сланцевой отрасли), налоговые льготы и прочее. Однако есть одно «но» – непомерно раздутый государственный долг. Еще до момента инаугурации нового президента государственный долг превысит $20 трлн. Начиная с 80-ых годов, когда указом тогдашнего президента США Ричарда Никсона было закрыто «золотое окно», средние темпы роста государственного долга опережали темпы роста ВВП. Государственный долг США в среднем прибавлял 9% ежегодно, увеличиваясь в два раза почти каждые восемь лет. Так, только за время президентства Барака Обамы государственный долг вырос с $10 трлн, до $20 трлн.

Вы спросите меня, с каких пор это стало проблемой? Ранее, повозмущавшись некоторое время, на это можно было закрыть глаза, поскольку работал пресловутый мультипликатор: тратишь меньше, получаешь больше. Но с конца 2013 года отношение ВВП к федеральному долгу начало опускаться ниже единицы. Сейчас этот показатель составляет около 0,95$, это означает, что рост долга США на 1$ приводит к увеличению номинального ВВП лишь на 95 центов. Неэффективное расходование средств привело к антимультипликативному эффекту.

Внимание!

  • Прогнозы, представленные в обзоре, являются частным мнением автора. Комментарии к ним не являются рекомендацией к торговле или руководством по работе на финансовых рынках. Альпари Голд не несет никакой ответственности за возможные прямые или косвенные убытки (или иные виды ущерба), которые могут возникнуть в случае использования материалов обзора.
  • В обзоре сохранены авторская пунктуация, орфография и стилистика.